FAI Aerobatics World Grand Prix Motegi Japan 2002


Авиационные музеи мира:

Smithsonian
National Air
and Space Museum


Canada
Aviation Museum


Air Mobility
Command Museum


International Women's
Air & Space Museum


Intrepid
Sea-Air-Space
Museum








Rambler's Top100 Rambler's Top100

«Должности летчика соответствует»

Чкалов был поистине великим летчиком. Его имя навсегда вошло в историю авиации прежде всего благодаря двум рекордным для своего времени арктическим беспосадочным перелетам, за первый из которых он был удостоен звания Героя Советского Союза. За свою жизнь Чкалов испытал около 70 типов самолетов. Он и погиб во время одного из таких испытаний: у нового скоростного истребителя отказал мотор. Самолет падал на жилые дома. Чтобы избежать гибели многих людей, Чкалов свалил машину на крыло... Великие люди велики в своих делах. В повседневной же жизни их часто губит то же, что и простых смертных: пьянство, недисциплинированность. Увы, не был исключением и Чкалов. Об этом явно свидетельствуют некоторые лишь недавно рассекреченные документы, в том числе и личное дело летчика.
"На службу опаздывает, пьянствует"
На скамью подсудимых будущий "кумир советской молодежи" угодил через год после выпуска из авиационного училища. Приговор, вынесенный ему 16 ноября 1925 года, гласил: "7 ноября 1925 года в городе Ленинграде гр. Чкалов, состоя в должности военлета 1-й эскадрильи... и будучи обязанным явиться на аэродром для совершения учебного группового полета к трем часам дня, явился к указанному времени в совершенно пьяном состоянии, вследствие чего не только не мог лететь, но и вообще вел себя недопустимо, кричал, шумел и т. д., чем и обращал на себя внимание присутствовавших на аэродроме.
Будучи арестованным, а затем отправленным на автомобиле с летчиками Благиным и Богдановым домой, Чкалов в пути был очень недоволен, что его отправили с аэродрома и не дали ему полететь на аппарате, громко выражал свое неудовольствие криками и жестикуляцией, а при встрече знакомых у остановки трамвая афишированно с ними раскланивался, сопровождая свое поведение также криками и жестикуляцией...
Означенными действиями Чкалов дискредитировал авторитет и звание командира - бойца Красной Армии, то есть совершил преступление, а потому выездная сессия Военного трибунала Ленинградского военного округа приговорила Чкалова Валерия Павловича... к лишению свободы со строгой изоляцией на один год... Принимая во внимание первую судимость Чкалова, добровольную службу в Красной Армии, молодость и пролетарское происхождение... снять строгую изоляцию и срок лишения свободы Чкалову понизить до шести месяцев".
На деле этот приговор означал не только отстранение Чкалова от "летной работы", но и полное увольнение его из рядов Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Смириться с таким поворотом судьбы он, летчик, что называется, от Бога, разумеется, не мог. Борьбу за восстановление в рядах Военно-воздушных сил Чкалов начал практически сразу после оглашения приговора и уже через год, как следует из записи в личном деле, был "принят обратно в Кр. Ар.". О том, каких трудов ему это стоило, свидетельствует "Аттестация на Чкалова В.П. за 1925 г.", утвержденная еще за неделю до злополучного происшествия на аэродроме. Добиться восстановления на службе с такой характеристикой мог только очень целеустремленный человек.
Вот лишь некоторые выдержки их этого документа: "...с большой силой воли, энергичен, решителен, обладает инициативой, умеет разбираться в обстановке, в обращении с подчиненными груб: недисциплинирован. Здоров, вынослив, отношение к работе инертное, общественным авторитетом не пользуется... особо ценных военно-технических качеств не имеет... Практический опыт и служебный стаж - малый, поверхностно знаком с другими родами войск. Революционных заслуг и подвигов не имеет, политически развит слабо, в общественной жизни и культурно-просветительской работе активности не проявляет... Летает хорошо, но слишком много удальства, невнимательности, отсутствует дисциплина как в воздухе, так и на земле. Страшно грубый, не любит и не признает никакого начальства, на службу опаздывает, пьянствует, вследствие чего теряет авторитет красного командира. Должности летчика-истребителя соответствует".
"Незначительный шизоидный статус, выражающийся бравадой"
Вернувшись в Военно-воздушные силы, Чкалов первое время, судя по всему, держится изо всех сил. В его майской характеристике за 1927 год читаем: "...Политически развит удовлетворительно. Политически вполне благонадежен... Хорошо летает. Отличный истребитель. Будущий хороший командир звена, особенно в боевой обстановке... Курит умеренно... Совсем не пьет с того дня, когда из-за появления в части в нетрезвом виде был отдан под суд".
Тем не менее совсем отказаться от старых привычек Чкалову не удалось: "излишнее удальство с присутствием большого чувства соревнования" по-прежнему оставалось его фирменным стилем. Возможно, именно благодаря этим качествам он и стал "великим Чкаловым", супер-асом, изобретателем сразу нескольких фигур высшего пилотажа. Увы, тогдашнее начальство летчика абсолютно не желало признавать его яркой индивидуальности и готово было использовать любой повод для того, чтобы доказать Чкалову: незаменимых у нас нет. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что сам он предоставлял эти поводы с удивительной частотой и регулярностью.
Первая после возвращения в ВВС авария случилась с ним 24 марта 1927 года под Троицком. Пилотируя самолет "Фоккер Д-11" и отрабатывая в паре с летчиком Дроздовым приемы ведения воздушного боя, Чкалов допустил "непредвиденное столкновение, после чего спланировал".
Специально созданная комиссия установила, что причиной происшествия стала "недопустимая невнимательность (проявленная Чкаловым. - ГАЗЕТА) при подходе к самолету т. Дроздова, почему он, несмотря на то что видел самолет "противника", не смог избежать столкновения". В заключении также отмечалось, что "вина т. Чкалова усугубляется тем, что он, будучи атакующим, не соблюдал установленных для воздушного боя дистанций".
Вероятно, из-за того, что при столкновении оба самолета получили лишь незначительные поломки, а летчики остались невредимы, эта авария сошла Чкалову с рук довольно легко, как и происшествие, случившееся 28 июля 1928 года на гомельском аэродроме, когда он "при посадке на точность на самолете И-2/М-5 задел хвостом за край оврага", но "повреждений не имел".
Зато катастрофа, происшедшая 15 августа того же года, фактически поставила крест на его карьере летчика-истребителя.
В тот день, как следует из полетной карты, управляемый Чкаловым самолет "при горизонтальном полете на высоте 5-10 метров врезался в провода и упал". При этом сам пилот опять отделался легким испугом, получив "легкие ссадины лба и носа", а также "легкий ушиб левого колена", но повреждения, нанесенные машине, оказались значительно более существенными: при столкновении с землей были деформированы или разрушены винт, нижняя плоскость, шасси и фюзеляж. Выводы, сделанные очередной комиссией, для Чкалова были равносильны второму приговору: "Непосредственная причина аварии - полет на низкой высоте, ухарство летчика, нарушение устава авиации, невнимательность, хулиганство".
После этого помочь Чкалову остаться в истребительной авиации могло только чудо. Чуда не произошло. Вскоре после аварии он был признан "негодным к летной службе", а в его санитарно-врачебной характеристике за 1928 год появилась следующая запись: "Употребляет спиртные напитки периодически умеренно (слово "умеренно" сначала взято в скобки, а потом и вовсе перечеркнуто и заменено на "неумеренно". - ГАЗЕТА)... Имеется незначительный шизоидный статус, выражающийся в недостаточной выдержанности в поступках, бравадой или самоуверенностью". К 15 ноября 1928 года поспело и окончательное решение аттестационной комиссии: "Подлежит переводу в НИИ или приближенную по целям летную организацию на должность рядового летчика с предупреждением (последним) о неполном служебном соответствии". Так Валерий Павлович Чкалов завершил карьеру летчика-истребителя и стал летчиком-испытателем. Впрочем, от полетов он был отстранен еще больше года - срок, в материалах его личного дела никоим образом не отраженный.
Но и вернувшись в небо, он остался прежним Чкаловым. Об этом красноречиво свидетельствует последняя из имеющихся в личном деле "краткая характеристика", составленная по итогам пребывания летчика на Специальном сборе в январе 1932 года. "Наряду с хорошими летными качествами, - говорится в этом документе, - тов. Чкалов является крайне неустойчивым и по своей социально-идеологической сущности чуждым человеком. Дисциплину Красной Армии не переваривает, внутренне разболтанный и разложившийся командир. По всем данным подлежит изъятию из ВВС РККА...". На момент составления этой характеристики Чкалову шел 29-й год. Впереди его ждала слава "сталинского сокола", два рекордных арктических перелета, присвоение звания комбрига (аналог современного генерал-майора. - ГАЗЕТА), награждение Звездой Героя Советского Союза, всенародная любовь, обожание и - гибель. Гибель, как принято считать, ставшая следствием так свойственного Чкалову "удальства с присутствием большого чувства соревнования". Впрочем, некоторые документы позволяют предположить, что причиной трагедии было не только и даже не столько "ухарство летчика".
"Благополучный исход невозможен"
В свой последний полет шеф-пилот завода № 156 Чкалов отправился в 12 часов 58 минут 15 декабря 1938 года. С Центрального аэродрома Москвы ему предстояло поднять в воздух и испытать собранный всего за неделю до этого опытный образец самолета И-180. В тот же день, информируя о гибели Чкалова Сталина и Молотова, технический директор и главный конструктор завода Поликарпов писал: "...Тов. Чкалов опробовал мотор, управление рулями, закрылками и вырулил на старт. Самолет оторвался от земли после разбега примерно в 200-250 метров и, набрав высоту 100-120 метров, с виражом пошел на первый круг. Далее полет продолжался на высоте 500-600 метров. Закончив первый круг над аэродромом, самолет пошел на второй круг, растянув последний в сторону завода № 22, после чего пошел на посадку. Не доходя до аэродрома один-полтора километра, с высоты около 100 метров самолет сделал вираж влево и скрылся за постройками.
Самолет обнаружен на территории дровяного склада (Магистральная улица, дом № 13) возле Хорошевского шоссе.
Самолет при снижении зацепил и оборвал провода на территории склада и, развернувшись, врезался в кучу дровяных отходов. При ударе т. Чкалова выбросило вперед на 10-15 метров вместе с хвостовой частью фюзеляжа, управлением и сиденьем. Передняя часть самолета разбита. Пожара не было.
Т. Чкалов был тотчас же взят еще живым работниками склада и доставлен в Боткинскую больницу, где скончался через несколько минут".
Комиссия, созданная для расследования причин катастрофы, установила их в кратчайшие сроки. "Причиной вынужденной посадки, - записано в многостраничном акте, - послужил отказ мотора в результате его переохлаждения и ненадежной конструкции управления газом. Отказ мотора произошел в такой момент полета, когда благополучный исход его, без работающего мотора, был невозможен (низкая высота, отсутствие площадок). Судя по обстановке катастрофы, летчик до последнего момента управлял самолетом и сел вне площади, занятой жилыми домами... На самолете отсутствовала система регулируемого охлаждения, без чего производство полета и особенно первого вылета в морозный день (минус 25 градусов) было чрезвычайно опасно. Устройство жалюзей предусматривалось... но выполнено не было. ...Подготовка самолета к полету с момента вывода на аэродром 7.12.38 г. происходила в условиях исключительно вредной спешки при фактической обезличке и безответственности за это ответственное дело. В результате такой обстановки летчик шел в полет, не представляя себе особенностей самолета, его состояния и обстановки, в которой происходила подготовка самолета..."
Впрочем, самое удивительное заключалось не в этом - в конце концов удивить кого-либо в России "исключительно вредной спешкой" в 1938 году было еще труднее, чем сейчас. Самое удивительное заключалось в том, что в данном случае пресечь эту "спешку" и таким образом спасти Чкалова пытались первые лица государства - такие как нарком внутренних дел Берия и нарком обороны Ворошилов, но ничего не получилось даже у них. В том же акте комиссии по расследованию гибели Чкалова записано буквально следующее: "Самолет был выпущен в полет 15 декабря с рядом неустраненных дефектов, вследствие которых Союзным Правительством был запрещен полет именно на этом самолете 12 декабря". Что это были за "дефекты" и чем они грозили обернуться для Чкалова, хорошо видно из некогда "совершенно секретного" письма, отправленного Берией Ворошилову именно 12 декабря 1938 года. "Распоряжением директора завода НКОП № 156 Усачева, - говорилось в нем, - на Центральный аэродром вывезен с наличием 48 (!) дефектов, отмеченных протоколом отдела технического контроля, новый истребитель И-180 конструктора инженера Поликарпова. На машине нет ни одного паспорта, так как начальник технического контроля завода № 156 - Яковлев их не подписывает до устранения всех дефектов, обнаруженных отделом технического контроля. Однако под нажимом директора Усачева Яковлев подписал паспорт на крылья самолета, где отметил, что он разрешает полет на ограниченной скорости...
Сегодня, 12.12 с.г., в 12 часов дня при наличии летной погоды самолет-истребитель И-180 должен пойти в первый опытный полет. Машину поведет Герой Советского Союза - комбриг В.П. Чкалов. По мнению источника, имеющиеся дефекты могут грозить катастрофой в воздухе. Для проверки сообщения агента на завод выезжал оперработник НКВД тов. Холичев, которому пом. директора завода № 156 Суровцев подтвердил, что самолет отправлен на аэродром с дефектами".
Благодаря вмешательству Берии и оперативным действиям Ворошилова 12 декабря все обошлось, и на секретном письме наркома внутренних дел осталась пометка ответственного сотрудника Наркомата обороны: "Полет сегодня отменен". Впрочем, как явствует из еще одного письма, отправленного Берией Ворошилову сразу после гибели Чкалова, 12 декабря пилот все-таки садился за штурвал И-180 для того, чтобы "провести повторную рулежку самолета на земле". "Во время производства рулежки, - информировал Лаврентий Павлович Климента Ефремовича, - сломалась тяга газа. Поломка тяги в воздухе, по словам самого тов. Чкалова и заместителя начальника летной испытательной станции № 156 тов. Соловьева, привела бы к невозможности управления газом мотора и повлекла бы за собой вынужденную посадку самолета. Эта поломка была исправлена 14 декабря, и пробный полет был назначен директором завода тов. Усачевым на 15 декабря в 12 часов дня".
"Тов. Усачеву", так торопившемуся отправить в полет не доведенный до кондиции И-180, катастрофа 15 декабря стоила жизни - так же, как и заместителю главного конструктора завода № 156 "тов. Томашевичу". В момент гибели Чкалова, как отмечалось в акте комиссии по расследованию, "на самолете оставались все дефекты, послужившие причиной запрещения полета 12 декабря. Кроме этого, самолет имел ряд чрезвычайно серьезных, опасных для полета недоработок, не отмеченных в ведомостях и актах". "Разрешение на вылет, - констатировала комиссия под председательством комдива Алексеева, - было дано наркомом т. Кагановичем М.М. (братом Лазаря Кагановича. - ГАЗЕТА), который был введен в заблуждение неправильной информацией руководства завода о готовности машины. Все это является результатом расхлябанности, безответственности и преступной халатности работников завода № 156".
Усачев и Томашевич были расстреляны. Всего по делу о гибели Чкалова репрессиям подверглись около 60 человек. Часть ответственности за случившееся была возложена и на самого Чкалова. 4 июня 1939 года на свет появился строго секретный приказ Ворошилова "О мерах по предотвращению аварийности в частях ВВС РККА". "Комбриг В.П. Чкалов, - говорилось в нем, - погиб только потому, что... новый истребитель... был выпущен в испытательный полет в совершенно неудовлетворительном состоянии, о чем Чкалов был полностью осведомлен; больше того, узнав от работников НКВД о состоянии этого самолета, тов. Сталин лично дал указание о запрещении тов. Чкалову полетов впредь до полного устранения недостатков... Тем не менее, комбриг Чкалов... через три дня не только вылетел, но и начал совершать свой первый полет, в результате чего... самолет разбился и Чкалов погиб".
О том, было ли все так на самом деле, догадывался ли Чкалов о том, что самолет не готов к полету или, подобно наркому Кагановичу, "был введен в заблуждение неправильной информацией руководства завода", мы не узнаем, наверное, уже никогда.
Впрочем, немного представляя теперь характер и привычки Валерия Павловича, мы, не рискуя сильно ошибиться, можем предположить, что никакие дефекты, недостатки и недоработки в конструкции по сути не знакомой ему машины не могли послужить для Чкалова поводом к отказу от полета на ней.
СПРАВКА
Чкалов Валерий Павлович. Из официальной биографии
Родился 2 февраля 1904 года в селе Васильева Слобода Нижегородской губернии в семье рабочего. В возрасте 15 лет добровольно вступил в Красную армию. Работал сборщиком самолетов в авиационном парке в Нижнем Новгороде. В 1921-1924 годах учился в Егорьевской и Борисоглебской авиационных школах, в московской Авиационной школе высшего пилотажа и Серпуховской высшей школе воздушной стрельбы и бомбометания. С 1924 года - военный летчик. В 1927 году за отличные действия на воздушном параде в Москве отмечен в приказе наркома обороны Ворошилова. С 1930 года - летчик-испытатель. В 1935 году за успешные испытания новейшей истребительной авиации награжден орденом Ленина. Чкалов был кумиром советской молодежи. Он прославился как первый исполнитель таких фигур высшего пилотажа, как 'восходящий штопор' и 'замедленная бочка', впервые осуществил выход из пикирования и набор высоты при перевернутом положении машины. 20-22 июля 1936 года Чкалов возглавил экипаж самолета АНТ-25, совершивший беспосадочный 9374-километровый перелет по маршруту Москва - Земля Франца Иосифа - мыс Челюскина - Петропавловск-Камчаткский - остров Удд. За этот перелет удостоен звания Героя Советского Союза и денежной премии в 30 тысяч рублей. В августе 1936 года вступил в ряды ВКП (б). Депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва.
18 июня 1937 года экипаж в составе В.П. Чкалов - Г.Ф. Байдуков - А.В. Беляков на самолете АНТ-25 начал первый в истории беспосадочный перелет из СССР в США через Северный полюс. Проведя в воздухе 63 часа 25 минут и преодолев за это время 12 тысяч километров, пилоты посадили свою машину неподалеку от Портленда. За этот перелет Чкалов был награжден орденом Красного Знамени...
Комбриг Чкалов погиб в 1938 году, испытывая скоростной истребитель. Похоронен возле Кремлевской стены в Москве. В США, на аэродроме Пирсон Филд, где совершил посадку АНТ-25, в честь Чкалова открыт обелиск, в Ванкувере его именем названы улицы и парк, там же работает и музей летчика.


Материал взят с сайта http://www.gzt.ru
 Навигация


НАК России им. Чкалова

АЦ Борки

Наш музей

Закупки

Противодействие
   коррупции


На главную



 Прогноз погоды




 Время






 Контакты


 НАК Тушино:
 Тел.: +7 (495) 490-44-54
 Тел./факс:
 +7 (495) 491-06-63

 АЦ Борки:
 Тел.: +7 (48236) 4-50-90,
 +7 (916) 215-88-92
 (по прыжкам)

 Руководство:
 rosnac@yandex.ru



Фотогалерея