Судья всероссийской и международной категории Людмила Зеленина подвела итоги официальным тренировкам, которые прошли пилоты в преддверии выступления на Кубке В.П. Чкалова , который проходит в Нижнем Новгороде с 13 по 14 августа. В интервью пресс-службе RussianAirRace Зеленина рассказала о самых частых ошибках, которые встречаются во время подготовки к гонке, назвала пилотов, которые лучше всего сумели проявить себя, а также напомнила зрителям критерии судейства авиационных гонок «Формула-1». 

– Как оцениваете тренировочные мероприятия, которые пилоты провели на месте полетов?

  – День прошел на 70 %. К сожалению, против нас играла погода, поэтому пилоны пришлось спустить. Тренировка получилась неполноценной, хотя спортсменам удалось просмотреть трассу. Отлетали не все пилоты, поскольку началась грозы, и полеты закрыли. Мы засекали сегодня время, оценивали способность прохождения дистанции. Все спортсмены слетали хорошо, хоть мы и понимаем, что был ряд не самых благоприятных условий: трасса новая, не повезло с погодой. Лучше всех слетал Гуров, его время 1,27, остальные летали чуть-чуть медленнее. Например, Ангуладзе попробовал сделать ¾ петли. Пилоты проверили эргонамичность самолета, его действия при ветре. Сегодня главным было показать высокий уровень безопасность, а не быстрые секунды. С этой задачей мы справились, отказов техники нет.

–  Часть пилотов успели потренироваться за день до гонки, но некоторым не удалось этого сделать, и они знакомились с трассой непосредственно перед началом квалификационных полетов. Играет ли какую-то?

 – Всем хочется потренироваться, отдохнуть и с новыми силами готовиться к соревнованиям. Однако я бы не сказала, что этот фактор может каким-то образом влиять на преимущество спортсменов.

 – Какие наиболее частые ошибки допускали пилоты на тренировке?

 –  Некоторым пилотам были сделаны замечания, чтобы они поднялись на 5-6 метров, иначе такая высота близка к дисквалификации. Два пилота уходили на правую сторону, что недопустимо в условиях нашей трассы. Один спортсмен летал слишком высоко. Судьи могли вмешиваться в полеты и давать рекомендации пилотам, они, в свою очередь, очень хорошо реагировали на команды.

 – Как оцениваете условия для судейства?

 – Они довольно экстремальные. В первую очередь, была задача выбрать лучшую точку для обзора, ведь мы работаем для спортсменов и на общий результат. Мы болеем за каждого спортсмена, сегодня они пережили достаточно большой стресс. Надеюсь, что на соревнованиях им будет полегче.

 – Если сравнивать локацию в Дракино и локацию здесь, на Стрелке, какая кажется более удобной для судей?

 – Конечно, в Дракино лучше, потому что там пилоны находятся на достаточно близком расстоянии, их можно расставить более эффектно и показать трассу, более зрелищную для болельщиков. Мы хотим, чтобы соревнования было интересно смотреть, и приходило больше зрителей. В этом аспекте Дракино А в Нижнем Новгороде трасса получается более растянутой.

 – На соревнованиях самолеты летают с дымами. Что дает этот спецэффект?

 – Дымы добавляют красоту.

 – Существуют ли разница в судействе реактивных самолетов и поршневых?

 – Нет, главные критерии  – чистота маневренности, точное прохождение ворот и время. Реактивные самолеты берут своей скоростью, мощью, напором, а поршневые  – фигурами высшего пилотажа. Когда спортсмены добавляет такие зрелищные элементы в прохождение трассы, это всегда запоминается. Вот когда Ангуладзе добавил ¾ петли, сразу представила, как это будет выглядеть с дымами. Талантливый спортсмен должен уметь выбрать правильные фигуры.

 – Кто еще талантливый спортсмен?

 – Гуров, Ильинский. Причем они совершенно по-разному летают. Гуров –  сильный и наглый, а Ильинский невероятно точный и мягкий в воздухе, очень четкие движения, четкие остановки. Барсов тоже талантлив, из него вырастит хороший спортсмен. К сожалению, Кубок Чкалова пропускает один из лидеров команды Александр Васильев  – в его полете все настолько четко и красиво, что нет ни одного лишнего движения.

 – Можно ли говорить, что у каждого пилота свой почерк в небе?

 – Абсолютно. У каждого свой стиль пилотирования. Порой так бывает, что человек может быть одним на земле, а в небе – совершенно другим. Когда спортсмен взлетает, он показывает все, на что способен, раскрывается его характер, мастерство. Почерк каждого пилота различается от взлета до посадки.

 – Вы уже несколько сезонов подряд судите авиационные гонки. Уже начали различать наших пилотов по почерку?

 – Конечно!

 – Не вносит ли это субъективизм в оценки?

 – Нет, мы считаем только секунды, только чистоту градусов. Просто мы радуемся, когда узнаем пилота.

 – Давайте напомним зрителям, как следить за результатами гонки. Ведь пилоты соревнуются не только по времени.

 – Совершенно верно. Мы засекаем время.  Однако также оцениваем чистоту прохождения воздушных ворот, спортсмен может отклониться лишь на пять градусов, любое большее отклонение влечет за собой штраф, также пилот не должен проходить воздушные ворота слишком высоко или слишком низко.

 – Давайте акцентируем внимание на том, что оценки спортсмены получают в баллах. Так происходит в большинстве авиационных дисциплин. С чем это связано в гонках?

 – Критерии судейства обусловлены правилами вида спорта.

 – И финальный вопрос: лично для вас авиационные гонки – это шоу или спорт?

 – Естественно, спорт. Авиационные гонки – спорт сильных пилотов, которые приходят сюда соревноваться. Уникальность «Русских авиационных гонок» заключается в том, что они возвращают к той эпохе, когда летали такие мастера как Чкалов и Нестеров, когда авиационный спорт собирал рекорды, и устанавливалось множество рекордов. Это похоже на то, как летали спортсмены в начале века: кто выше, кто быстрее. Хорошо, что мы поддерживаем историю авиации и хорошо, что у нас есть возможность опробовать новые дисциплины, которые подарят нам своих героев. На них будет ровняться молодежь, мы дарим крылья людям, вытаскиваем людей из повседневности, ведь мы летаем на высоте птичьего полета. Почувствовать крылья за спиной  – это прекрасно, окрыленность остается в душе на свою жизнь!

 

About the author : admin